Советские бойцы французского сопротивления

Главное фото статьи сделано летом 1944 года во Франции. На снимке советский партизанский отряд французского Сопротивления. Все – бывшие советские военнопленные, бежавшие из гитлеровских концлагерей, сумевшие связаться с французскими партизанами – маки и сформировать свой партизанский отряд. Командовал отрядом будущий Национальный герой Франции и Герой Советского Союза,  лейтенант Красной Армии Василий Порик. Но на снимке его нет. 22 июля 1944 года он погиб.

Снимок имеет самое прямое отношение к Пласту – в первом ряду третий справа  полулежит пластовчанин Николай Уткин. Николай Павлович Уткин призывался из Пласта в 1939 году, вернулся на родину в 1945-м, пройдя три фашистских концлагеря и один советский.

Фотографию принес в редакцию сын, Сергей Николаевич Уткин и рассказал о судьбе отца.

Окружения, ранения, плен

Красноармеец Николай Уткин попал служить в 91-й отдельный строительный батальон, располагавшийся на советско-китайской границе недалеко от озера Хасан в Приморском крае. Там летом 1938 г. Красная армия нанесла поражение частям японской армии, которые оккупировали северные провинции Китая. На границе все равно было неспокойно, наверно, поэтому стройбат получил стрелковое оружие.

В начале 1941 г. – Николай к этому времени дослужился до сержанта, командира отделения – батальон перебросили на западную границу, в Латвию. Там военные строители и приняли  свой первый бой.

Советские бойцы французского сопротивления
Н.П. Уткин

Наши отступали. Остатки батальона отходили в направлении Чудского озера. Уткин был назначен старшиной и по должности оказался старшим, других командиров уже не было. Попали в окружение. Николай все же вывел окруженцев к своим, получив легкую рану в голову. Но остался в строю.

Вскоре – новое окружение. Старшина Уткин вновь повел бойцов на прорыв. Был ранен во второй раз, в грудь. Беспомощный, 26 июля, оказался в плену.

Спасители

Определили в лагерь возле  латвийского городка Валке. С августа 41-го по февраль 1942 г. находился  в лагерной больнице, где Николая выхаживал военнопленный врач. В больнице познакомился с местным латышом Яном Страусом.

Тот пожалел раненого, дал немцам расписку и забрал его к себе на хутор, якобы в работники, недалеко  от местечка Лимбажи. Николай еще долго болел, рана продолжала гноиться. За ним ухаживали дочери Яна Расма и Анна. Уход, хорошее питание, лекарства, которые с трудом, но доставали хозяева, спасли – Николай поправился.

В июле немцы забрали с хутора военнопленного и отправили в Германию,  в концлагерь Заксенхаузен.

Вальс смерти

В Заксенхаузене Уткин пробыл около полугода. Страшные были дни.

Затем перевели в другой лагерь, возле города Закенген. Пленных там было поменьше. Однажды в апреле лагерное начальство устроило праздник по поводу дня рождения Гитлера. Охрана перепилась, пленных выстроили на плацу и заставили танцевать попарно. Сами же бросали в людей опорожненные бутылки, затем начали стрелять на выбор. Такой вот «вальс смерти» устроили.

Приезжали в лагерь и вербовщики из русской освободительной армии (РОА) предателя, бывшего советского генерала Власова. Служить в РОА Николай Павлович не пошел. Никогда не сомневался в победе Советского Союза.

Побег

Пленных гоняли на работы за пределы лагеря, нередко и ночевать оставляли, запирая в каком-нибудь сарае. Однажды Николай случайно услышал разговор нескольких пленных, в котором обсуждались детали побега. Организатором был военнопленный Анатолий Фомин, по возрасту самый старший из них. Он где-то раздобыл пилку по металлу, носил ее всегда с собой. Этой пилкой  ночами перепиливали прутья решетки в окне сарая, когда пленных на ночь обратно в лагерь не гоняли. Спиленные части прутьев потом ставили на место, склеивая их жеваным хлебным мякишем.

Николай тоже решился на побег. Место работы было на берегу Рейна. На той стороне – нейтральная Швейцария. Присмотрели и лодку, которую немцы просто вытягивали на берег. Правда, весла уносили.

В ночь на 22 марта Анатолий Фомин, бывшие лейтенанты Федор Корж, Александр Грузов, младший  лейтенант Григорий Иванов и Николай Уткин, перепилив последний прут, выбрались из сарая. Прутья поставили на место, склеив все тем же мякишем.. Добежали до лодки и поплыли через Рейн. Гребли лопатами.

Немцы все-таки заметили побег и открыли стрельбу. Беглецам повезло – на реку опустился туман…

В партизаны

В городе Брук группу задержали швейцарские пограничники. Случалось, швейцарцы возвращали сбежавших пленных обратно немцам. Но  Николаю с товарищами снова повезло: задержавший их офицер – пограничник по фамилии Пропс – был настроен антифашистски и свел беглецов с тоже бывшим военнопленным,  майором-артиллеристом Грибалевым.

Он знал немецкий, немного английский, был связан с швейцарскими коммунистами и французскими партизанами. Помог беглецам через Альпы добраться до Франции, где попали в партизанский отряд им. Чапаева к Василию Порику.

Оружие у партизан было. Английская авиация сбрасывала партизанам одежду, продовольствие, патроны. Вскоре неподалеку от города Дукан напали на немецкую автоколонну. Уткин обзавелся немецким автоматом, который выменял на английский «стен».

В общей сложности «чапаевцы» пустили под откос 13 поездов, уничтожив 170 вагонов и платформ, из которых 48 были с танками и артиллерией, пять военных складов, более 20 автомобилей, более тысячи солдат и офицеров, не считая погибших во взорванных поездах.

Всего же во французском Сопротивлении воевали около 35 тысяч сбежавших советских военнопленных, около 7500 из них погибли.

14 июля 1944 в городе Сан-ан-Гоэлле в день взятия Бастилии состоялся парад бойцов Сопротивления, в том числе и русского отряда им. Чапаева.

После полного освобождения Франции отряд, сдав оружие, направился в Марсель (фото, очевидно, сделано в это время – оружия нет ни у кого).

Долгий путь на Родину

Из Марселя пароходом до Неаполя. Затем Александрия, Каир, Суэцкий канал, Ирак. В Багдаде ждали, пока решался вопрос об отправке в Советский Союз. Прибыли представители советского консульства, выдали по 50 франков, проинформировали об обстановке на фронтах и под охраной англичан повезли в Иран. И снова пароходом из порта Энзели по Каспийскому морю в Баку.

Сойдя с парохода, многие падали на колени, целовали землю. Слезы на глазах были у всех.

Здесь и случился инцидент. Прибывшие были одеты необычно для окружающих: в английских френчах, брюках навыпуск, полуботинках; на головах береты, американские пилотки… Откуда такие? Кто-то и крикнул: «Власовцы!» И полетели камни, ругань, мат в их адрес. Если бы не охрана из сотрудников НКВД, толпа  могла и растерзать бывших узников концлагерей и бойцов Сопротивления.

Из огня да в полымя

Под конвоем доставили в украинский Донецк, где началась так называемая «госпроверка».

Более трех недель днем и ночью таскали на допросы. Допрашивали офицеры НКВД, в основном, молодые лейтенанты, явно не воевавшие. Могли пальцы рук дверями защемить, угрожали всеми карами вплоть до расстрела. Заканчивались допросы одинаково: «Рассказывай, с каким заданием прибыл на Родину?!» Николай неизменно отвечал: «Нет у меня никакого задания. Всю войну и в плену, и в партизанах была одна мечта – домой вернуться. Не хотел бы, остался бы во Франции».

Кстати, не все бойцы отряда вернулись. Некоторые остались, очевидно, хорошо представляя, какой прием их ожидает.

Николаю «госпроверка» даром не прошла: открылись раны, и его отправили в госпиталь в город Свердловск (сегодня Екатеринбург). Возможно, это и спасло. Судьба многих других неизвестна. Уткина же подлечили и демобилизовали.

«За отвагу» через 17 лет

С. Н. Уткин вспоминает сегодня, что плен отцу аукался еще долгие годы. Отец нет-нет да исчезал из дома на несколько дней. Возвращался похудевший и побледневший – госбезопасность бдила. И в Пласте не раз замечали Уткины косые взгляды, а то и летело  в спину: «Предатели!»

Все прекратилось в 1958 году. Николая Павловича вызвали в военкомат, и военком вручил фронтовику наградное удостоверение и медаль «За отвагу», которой Н. П. Уткина наградили еще в июле сорок первого за прорыв из первого окружения.

Штрафбат, как он есть

Николай Павлович много лет ничего не знал о своих боевых побратимах, пока в 1982 году в Пласт с Украины не пришло письмо от Григория Иванова, с которым бежали из плена, воевали во Франции.

В действительности, фамилия Григория была Ивановский. Попав в плен, он сократил ее до Иванова.

Как Ивановский сумел отыскать Уткина, осталось неизвестным, но как-то сумел.

«Расставались мы с тобой, помнится, в ноябре 1944 года, – говорилось в письме, – меня и еще двоих отправили после «госпроверки» в район Донецка в 27-й отдельный офицерский штрафной батальон. Со мной были Комков Саша и Горшков Алексей – ты их должен помнить по отряду.

Дисциплина в батальоне была железная. Никого никуда под угрозой расстрела не выпускали. Взводами командовали капитаны, ротами – от майора и выше. Командиром батальона был генерал-майор. Порядок был такой: срок службы три месяца, или до первого ранения. Возвращали воинское звание  и направляли в обычную часть. Личного состава 1002 человека.

Первый бой – прорыв обороны немцев в районе Будапешта. Форсировали Дунай, захватили плацдарм, но не досчитались 350 человек. Погиб и Горшков Алексей. Мы с Комковым попали в пулеметную роту. Нас уже на том берегу накрыло снарядом. От взрыва пулемет опрокинулся, а нас разбросало в разные стороны.

Советские бойцы французского сопротивления
Василий Порик. Звание Героя СССР присвоено в 1964 году посмертно

Второе задание – взять багажную станцию, где скопились железнодорожные составы. Мы взяли станцию врукопашную, и в этом бою погибли 300 человек.

Третий бой – взятие королевского дворца. После этого боя батальон перестал существовать, как боевая единица: из 1002 человек остались 26. Погиб и Комков Саша.

Оставшихся вызвали в штаб 2-го Украинского фронта. Командующий фронтом маршал Малиновский лично всем вручил награды. Я получил два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени.

Так как до плена я был младший политрук, мне присвоили младшего лейтенанта. Затем я был командиром  маршевого взвода. В Чехословакии встретил Победу.

Я хотел, чтобы меня демобилизовали, зная, что после плена и штрафной у меня в армии никаких перспектив не будет. Но не вышло. Назначили командиром роты строительного батальона и отправили восстанавливать Сталинград. Только в сентябре 1949 г. меня демобилизовали, я уехал на родину и устроился  на работу в автопарк старшим диспетчером, где и работал до пенсии…»

В 1985 году Н. П. Уткин с сыном съездили на Украину,встретиться с Ивановским. Фронтовики много вспоминали. Григорий Ивановский рассказал, что до войны окончил в Одессе всеукраинские курсы комсомольских кадров, служил в полковой разведке. Был ранен, прикрывая отход разведгруппы. Его подобрали в лесу местные жители и спрятали  в деревне Маклаково. Но в деревне нашелся предатель и выдал политрука немцам.

Дальше пошли лагеря. После отказа вступить в РОА был избит и отправлен в лагерь смерти Заксенхаузен, оттуда в лагерь города Закенген. Оттуда и совершил побег…

***

Н. П. Уткин в  1985 году был награжден орденом Оте-чественной войны I степени. Николай Павлович Уткин скончался в ночь с 6 на 7 апреля 1989 года. Похоронен в Пласте.

Его сын, С. Н. Уткин – военный пенсионер, живет в Челябинске.

Владимир ФРАНЦЕВ.

Фото из семейного архива С. Н. Уткина

Самые свежие публикации

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *